Шуровы: дорога поисков... (часть 2-я)





Итак, продолжим!

     Как и писал, живу я в Подмосковной Шатуре. И здесь же, и в Шатурском районе Московской области живут много Шуровых. Решил наконец в 2014 году разобраться в их родственных связях и моей связи с ними. Для начала, встретившись со многими Шуровыми, живущими тут, составил генеалогическое дерево Шатурской ветви Шуровых (к сожалению, получилось только до начала ХХ века). И только мужчин в нём - 62 человека! Причём, явно выделилось несколько семей Шуровых, не связанных, по крайней мере в ХХ веке, друг с другом. Все их корни из деревни Харинская Шатурского района (ранее Кривандинского района). Во многом, мне помогла разобраться «баба Нюра», - Анна Спиридоновна Савина (Шурова), родившаяся в далёком 1931-м, и самая старшая из Харинских Шуровых. Но её память тоже имеет границы. Проблема в том, что Шуровых тут много, и со многими утеряна (забыта) родственная связь, уходящая корнями в XIX век. Поэтому среди местных Шуровых есть свои, а есть – однофамильцы что, по моему убеждению, очень условно.



     Также мне известно из списка с писцовой книги поместных и вотчинных земель «Тугалесского стана», то, что в 1636-1643, 1647 гг. в Харинской никакой «Шуров» и «Шур» не упоминается: «Деревня Харинская на речке Свинке. А в ней двор крестьянина Евтевейко Захарьева да дети его Костка да Федка. Двор бобыля Васки Васильева да сын его Павлик. Двор пуст крестьянский Анашки Сафонова, двор пуст крестьянский Харки Авдеева сына Губача».
     В сети самого «старого» Шурова из этих мест нашел в Рязанских епархиальных ведомостях за 1894 год. Тут упоминается о назначение старостой в церковь села Туголес Егорьевского мещанина Шурова Ивана Макаровича. Церковь та была деревянная и до наших времён не дожила. Сейчас же в селе большой каменный храм, построенный в 1897-1916 гг., участие в строительстве которого точно принимали живущие тут Шуровы, о чём речь чуть ниже.





Церковь иконы Божией Матери Казанская в Туголесе (Пятницкая церковь)


     Весной 2014 г. в социальной сети познакомился с Антоном Шуровым и Татьяной Дёминой (Шуровой) из Мурома. И вот такая интересная вышла история. О своих предках они ничего не знали. Знали только, что их дед Василий Тимофеевич Шуров родом откуда-то из под Шатуры (подробностей он никогда не рассказывал).




     Потом прислали мне схемку, когда-то давно составленную их дедом от руки, и забытую в одной из книг, а найденную недавно. Вот по этой схемке я восстановил, что их прадед Тимофей Маркович Шуров со своим братом Иваном были купцами, имели в селе Туголес двухэтажный каменный дом (сейчас на его месте пустырь). Село Туголес в 2 километрах от д. Харинская, откуда все корни Шатурских Шуровых. Так же они имели в селе два магазина. Деревянный продуктовый магазин не сохранился, а вот каменное здание мануфактурного магазина сохранилось. Там сейчас гранитная мастерская. В 1931 году 1929 или 1930-м семья Шуровых была раскулачена. Все сосланы. В село никто из Шуровых не вернулся… А дед их, Василий Тимофеевич Шуров, рано начал самостоятельную жизнь. Ещё до раскулачивания семьи, в 13 лет он покинул родной дом. Сначала работал в геологоразведочной партии на торфоразработках недалеко от дома. Потом поработал на угольной шахте под Луганском и на Шатурской ГРЭС, куда его устроил работавший там старший брат Пётр Тимофеевич. Затем, до войны был московским метростроевцем. Во время войны, после ранения попал в госпиталь в город Муром. Там встретил свою будущую жену, и остался в Муроме навсегда, основав Муромскую ветвь Шуровых.






     В июле 2015 года Анатолий Шуров из Волгограда прислал мне фотографию на которой изображен его дед, Михаил Иванович Шуров, родившийся 17 мая 1904 года, с родителями Иваном и Матрёной. Анатолий написал, что прадед был купцом в Москве. Сначала я предположил, что эта семья как-то связана с купцами Шуровыми из Москвы (о них я расскажу ниже). Через месяц же пришло письмо из Новокузнецка от Олеси Громовой в котором была точно такая же фотография. И всё прояснилось: на снимке Егорьевский купец, проживающий в селе Туголес Иван Иванович Шуров с женой и сыном. О его отце, Иване Марковиче я писал выше. Олеся же внучка Клавдии Ивановны Громовой (Шуровой), дочери Ивана Ивановича. Она рассказала, что в 1931 году вместе с другими семьями Шуровых, была раскулачена и семья Ивана Ивановича Шурова. Было у них тогда 10 детей! Выслана семья была в Сталинск (сейчас это Новокузнецк). Сначала жили в вырытых землянках. Было не просто. Большая часть семьи Ивана Ивановича так и остались на всю жизнь в Новокузнецке.
      Но не вся семья Ивана Ивановича Шурова была депортирована в Сибирь. Мне удалось найти телефон и связаться с Вячеславом Михайловичем Шуровым, живущим в Москве. Он с 1939 года, но многое помнит, и рассказал, что его отец Михаил Иванович тот самый мальчик с фотографии 1904 года, сделанной вскоре после рождения. В 1931 году, когда органы власти приехали чтобы раскулачить и депортировать семью его отца, Ивана Ивановича Шурова, он был в гостях в соседней деревне. Семью выслали, а Михаил, помотавшись по стране, осел в Москве. Так же Вячеслав Михайлович рассказал, что ещё один брат его отца был не в ссылке в Сибири, а приезжал в гости к отцу от куда-то из Архангельской области, где работал шофёром.




      Знал я, что в соседнем с Шатурой посёлке Шатурторф тоже живут Шуровы. Как оказалось, это две разные, по крайней мере близко не родственные семьи. В одной из предков известен только дед - Алексей Михайлович Шуров (1896-1942), приехавший в посёлок на торфоразработки в 1924 г. Его потомкам неизвестно от куда он приехал, но я думаю, всё же из Туголеса, Харинской или Кривандино. Вторая же семья, Виктора Ивановича Шурова (1933-1986), в Шатурторфе живёт с середины 1960-х, куда она перебралась на жительство из села Кривандино (рядом с Туголесом и Харинской). С его сестрой Лидией Ивановной Денежкиной (Шуровой) я встретился в их родовом Кривандинском доме, куда она иногда приезжает из Красногорска, где живёт. Лидия Ивановна с 1938 года. Она родилась уже после трагедии семьи, но по рассказам взрослых она хорошо об этом помнит. Её дед Николай Михайлович имел в селе Туголес кирпичный завод. Ещё до революции его семья перебирается на жительство в Кривандино. Видимо, после строительства железной дороги Люберцы - Муром в 1913-1914 гг., которая прошла через это село. Дед в Кривандино строит большой дом (в сохранившейся части которого я был в гостях у Лидии Ивановны). В нём Николай Михайлович Шуров организовал постоялый двор и пристанционный трактир. В 1931 году их семью раскулачивают. Деда кто-то предупредил об этом, но он доверился судьбе, и в итоге, был с бабушкой выслан. У Николая Михайловича было 11 детей: 6 сыновей и 5 дочерей. И тоже не все уехали в ссылку. Судьба же тех кто уехал в семье не известна…
      К вышесказанному о раскулачивании большой семьи Шуровых хочу добавить, что и мой прадед по материнской линии, Зотов Яков Иванович (дед моей мамы), живший в селе Богородское в Орехово-Зуевском районе, был с семьей раскулачен и отправлен в уже упоминаемый Новокузнецк. Правда, почти вся семья вернулась на родину еще до Великой Отечественной войны. Скорее всего, помогло то, что прадед взял с собой много золотых монет, которые были спрятаны в подошвах обуви…
      В результате моих поисков мне многое стало ясно в судьбах очень большой семьи Шуровых из Харинской и Туголеса в XX веке. Далее вглубь, в XIX век, был только один путь поиска – архивный. И самое для меня простое и легко доступное, попробовал я найти информацию в Шатурском архиве о местных Шуровых. Нужных мне метрических книг и других документов из села Туголес и деревни Харинской здесь нет, но почти случайно, в метрических книгах села Кривандино, нашел родного брата вышеупомянутых Тимофея Марковича и Ивана Марковича из села Туголес. Фёдор Маркович Шуров в 1903 году числится крестьянином деревни Харинская, а в 1904 году (вместе со всей своей семьёй) переезжает в деревню Бордуки в 7 километрах севернее. Там он записывается как мещанин Егорьевского уезда и видимо открывает лавку или магазин по примеру старших братьев. Что стало после революции с этой Бордуковской веткой Шуровых мне не известно. Известно только то, что и в настоящее время, и перед Великой Отечественной войной никаких Шуровых в Бордуках уже не было. Предполагаю, что как и остальных, их раскулачили.
      Итак, далее надо было искать в архивах. Но тут всё оказалось не просто. Село Туголес и д. Харинская до революции административно располагались в Туголесской (Лузгаринской) волости, Егорьевского уезда, Рязанской губернии. Соответственно встал вопрос, где искать нужные мне документы, в Рязани или в Москве?
      Выяснил, что большая часть метрических книг, исповедных ведомостей, ревизских сказок и много другого находится в Рязанском архиве, в Москве же, в ЦГАМО есть только несколько метрических книг. Понятно, надо ехать в Рязань. Только вот попасть туда в архивный читальный зал непросто. Поставили меня там в очередь только на начало 2016 года. В Москве ситуация попроще, только есть ограничения по количеству выдаваемых материалов. Соответственно нужно туда съездить многократно.
      После первой поездки в Москву значительно увеличилось из метрических записей количество Шуровых, родом из Туголеса и Харинской. На данный момент мне известны уже более ста персон, родившихся до 1918 года! Классическую роспись пока составить не возможно. Многие родственные связи не понятны. И вот со всеми с ними мне ещё предстоит разобраться.
      Родственную связь моих Шуровых с веткой Шуровых из Шатурского района мне пока найти не удалось. Но косвенным подтверждением нашего родства является рассказ моего отца. Он помнит, что его дед Иван Петрович Шуров до войны ездил к родственникам в гости «куда-то за Шатуру». А Харинская (и Кривандино) всего-то в 40 километрах от Костино. На лошади часа три-четыре, а по «железке» и того быстрей…




Генеалогическое дерево Шуровых родом из д. Харинская


      А теперь давайте переберёмся на запад Московской области. В начале этого рассказа я упомянул крестьянина «Аксёна Григорьева сына Шурова» из села Дереево, из под Можайска из 1710 года. Связан как либо он с моими Шуровыми или нет, точно не знаю. Я сделал предположение, что да, и связал это со старообрядчеством. Но, возможно Аксён Григорьев является предком других Шуровых. В конце XIX века в Можайской деревне Шишиморово, на берегу Москвы-реки, жил Тихон Шуров. Ну, и как в сказке, было у него три сына. Правда, все нормальные, потому что, когда случилась в России лихая пора, все они ушли в 1941-м на фронт. Причем, с ними на фронт ушли и ещё три сына старшего Григория Шурова. Из шестерых домой вернулись только трое… Узнать подробности этой семьи Шуровых мне помог рассказ Тамары Григорьевны Галдиной (Шуровой) из Федеральной программы «Войной опалённые дети», младшей дочери того Григория, а также переписка с Оксаной Богатырёвой (Шуровой) из Москвы, чьи Шуровы из другой ветви этой семьи. Сейчас её представители живут в Москве, Рузе, в Тульской области, а вот на родине никого не осталось.



Шуровы из Шишиморово


      Перед войной же Можайские Шуровы жили не только в Шишиморово, но и в 10 километрах, в деревне Кожино (это сейчас уже Рузский район) и тоже на берегу Москвы-реки. Так вот какая, пока мне СОВЕРШЕННО непонятная история. На полпути между этими деревнями, и тоже на берегу Москвы-реки стоит деревня Костино… О своём Костино я здесь уже не раз поминал. А вот что значит это «совпадение» – мне пока не ясно. Хотя, знаю такую историю: есть тут неподалеку, в Можайском же районе большое село Колычёво. И вот, толи в XVII, толи в XVIII веке местный помещик купил пустынные земли в Рязанской губернии и перевёз туда часть своих крестьян. И там появилось новое Колычёво, а рядом деревенька Аристово (от того, что вели крестьян как арестантов). Сейчас они находятся в Клепиковском районе Рязанской области на границе с моим Шатурским районом…

      Я обещал продолжить рассказ о Шуровых из Свердловской области, так вот, сразу скажу, имел я возможность ознакомиться с ведомостями екатеринбургских посадских 1747-го и 1795 года. Шуровых я там не встретил. Значит это то, что до XIX века в городе Екатеринбург Шуровы не жили. В декабре 2014 г. я стал контактировать в фейсбуке с Игорем Шуровым из Екатеринбурга. Его отец, Олег Львович Шуров также увлекался родословной. Он составил генеалогическое дерево своих Шуровых, начиная с Петра Шурова (1828 - 1888), который жил в селе Закамышловское, позже ставшее частью города Камышлов в Свердловской области. Соответственно, весь их куст родом отсюда. Позже почти все потомки Петра перебрались жить в близкий Екатеринбург, в Москву, а один даже в Тулу. Так вот, Петра этого я среди своих «потерявшихся» Шуровых не нахожу, да и с моими Федулом Семёновичем и Андрианом Федуловичем, уже живущими в это время в Екатеринбурге, эта ветвь Шуровых никак не пересекается. Почти сразу понял, что эта ветвь Шуровых из Камышлова не единственная. В Камышлове сейчас живёт много Шуровых, и их нет в дереве Игоря. Павел Анатольевич Шуров из Камышлова (его дед на фото ниже) помог мне составить дерево своих Шуровых, которое тоже не пересекается ни с моим деревом, ни с деревом Игоря из Екатеринбурга. Более того, в Камышлове (я знаю точно) есть еще Шуровы, неупомянутые ни там, ни там. На фото ниже, Константин Шуров как раз из таких. Кстати, он в 1930-х работал в Камышловской газете «Знамя коммуны». Значит это всё то, что в первой половине XIX века в Закамышловском и в соседних деревнях жил не только Петр Шуров, родившийся в 1828 году. Были ещё Шуровы, потомками которых являются современные камышловцы.




      В документах впервые фамилия «Шуров» в Камышлове появляется в 1822 году в исповедных росписях Камышловского уезда в селе Калиновском и деревнях Боровлянка и Горушки, расположенных в 15 километрах от уездного города. А в Пермском епархиальном адрес-календаре на 1882 год говорится о том, что в 1834 году в селе Володинском (это рядом с Камышловым) церковным старостой был крестьянин Николай Андр. Шуров.
      Вот и получается, что если мне и надо искать родственную связь между моей веткой Шуровых и Шуровых из Камышлова, то делать это надо от предков Петра (отчество Петра пока неизвестно) и Николая Андр., а так же от предков других Шуровых живущих сейчас в Камышлове и родом от сюда.
      Пытался я общаться в социальных сетях с молодым человеком по имени Шуров Лёва из Камышлова. По его словам, он знает родословную своих Шуровых до «прапрапра…, на поиски которых потратил более трех лет». Только вот, результатами своих поисков он в грубой форме отказался поделиться…
      Возможно, что-то прояснится в поиске родственных связей Камышловских Шуровых, после общения с местными краеведами, с которыми я пытаюсь наладить контакт, и я смогу увидеть исповедные росписи Камышловского уезда упомянутые выше.
      Также, у меня был контакт и с Виктором Шуровым из Екатеринбурга. Его тоже нет ни в дереве Игоря, ни в дереве Павла. О своих предках он рассказал мне немного, - его прадед, Сергей Поликарпович Шуров в первые советские годы служил в ЧК, сначала в Нижнем Тагиле (откуда он родом), потом семья перебралась в Екатеринбург. Да, Шуровых в Екатеринбурге много! Дай Бог, разберемся!



Известные мне Шуровы из Свердловской области


      О Свердловской географии Шуровых хотел бы ещё добавить вот что. В 70 км от Екатеринбурга, рядом с городом с Невьянском есть село Шурала. Оно основано в 1716 году. К этому времени относится пуск молотового Шуралинского завода, принадлежавшего Никите Демидову. Через село протекает река Шуралка. Существует три версии происхождения этого названия: первая (официальная) — слово «Шурала» происходит от тюркского «шурале» — лесной черт, по-русски — леший. Вторая (официальная) — когда в эти края приехал Никита Демидов, то на реке он встретил местного жителя-старика. На вопрос Демидова — «Откуда река-то течёт?» — старик ответил, шепелявя — «Ш Урала». Третья (неофициальная) — слово «Шурала» означает «стоящая на золоте». Документально версия ничем не подкреплена, но имеет право на существование, так как в районе Шуралы ведется активная добыча драгоценных металлов. Наверное можно было бы предположить о возможности происхождения уральских Шуровых от имени этого села (от части имени). Там в центральной России уже жили Шуровы, а тут за Уралом вот так взяла и образовалась такая же фамилия… Мне в это совершенно не верится. Слишком это было бы странно. Тем более, из нескольких источников известно, что сын Никиты Демидова Никита Никитович перевёз из нескольких, принадлежащих ему подмосковных, гуслицких (о Гуслице я писал выше) деревень 650 крестьян для работы на принадлежавших ему уральских заводах. То, что в это время в Гуслице (да и в соседней Коломне) уже были Шуровы, даёт возможность предполагать, - именно тогда первые Шуровы появились за Уралом. И именно потому, не на пустое место потом переезжали жители деревни Костино – Шуровы, Афонины, Шлыковы, Чекановы (Чекаловы)?
      И ещё. Вот нравятся мне такие совпадения: в 20 километрах от много раз упоминаемого города Камышлов есть село Куровское (ранее Куровская слобода). Это название вы тоже не раз уже встречали в моём рассказе, только речь шла о Подмосковном городе Куровское, соседствующем с родиной моих Шуровых из Костино.





      В конце 2015 года Людмила Урошлева из Москвы, также занимающаяся родословной (её мама из камышловских Шуровых) прислала информацию (которую я пропустил в сети): в переписной книге 1710 года города Туринска с уездом, в деревне Чюкреева Малая, имеется такая запись: «Во дворе Шуров приимок Терской брат Чюкреев». Туринск тогда был в Сибирской губернии, сейчас же это Свердловская область. Не смотря на это, всё же он далековато от Екатеринбурга, Камышлова и Нижнего Тагила. Среди современников Шуровых там нет. Да и запись не совсем ясна и понятна. Понятно только, что «Терский брат» не с берегов реки Терек, а с «Терского берега», как тогда именовалась часть побережья Белого моря в Олонецкой губернии.

      Читая мой рассказ, вы конечно же обратили внимание на то, что до революции часть Шуровых была в купеческом сословии. Попробую ещё дополнить эту картину. В Москве есть официально зарегистрированный памятник архитектуры - «Дом купца Шурова» на улице Большая Почтовая, 34. Кстати, обратите внимание, как похожи архитектурные стили домов Шуровых в Москве и Киеве. К сожалению киевский дом разрушен в 1979 году.



Дом купца Шурова в Москве


Хочется заметить, что совсем рядом с этим домом находится старообрядческая Покровская церковь Покровско-Успенской общины. А о связи «Шуровы и старообрядчество» я уже писал. Хотя пока, какой либо дополнительной информации и связи моих Шуровых с купцами из Москвы у меня нет.



Старообрядческая Покровская церковь Покровско-Успенской общины


      В книге С.И. Антонова «Влияние Столыпинской аграрной реформы» говорится о ленточной фабрике Торгового дома Шурова А. и Осипова М. на Котельнической набережной. Возможно, «дом купца Шурова» принадлежал именно ему.



     Ещё один источник с упоминанием ткацкой фабрики Шурова А.





Уфа - Вид на дом Г.Н.Нагеля с магазином готового платья Шуровой


      В начале ХХ века в городе Уфа самым популярным салоном одежды был "Европейский магазин готового платья торгового дома Александры Шуровой" на Большой Успенской в доме купца Густава Нагеля.



Александра Шурова


«Изящная и интеллигентная Александра Шурова обладала очень тонким вкусом, хорошо знала пристрастия и слабости горожан, особенно постоянных покупателей, она баловала их модной европейской одеждой. У Шуровой одевалась вся городская знать, купечество, чиновники и их дети. Магазин, чтобы привлечь как можно больше покупателей, в рекламе непременно указывал: "Постоянно большой выбор мужского, дамского и детского платья модных фабрик. Цены вне конкуренции". У семьи Александры и Ильи Шуровых было пять дочерей и один сын Виктор. Судьба сына не известна, а вот с внучкой одной из дочерей Ольгой Шабаевой я общался в «Одноклассниках». Она рассказала, что после революции Александра Шурова уехала из Уфы, «куда-то на Украину». Это и понятно, новая власть, мягко говоря, совсем не жаловала представителей «эксплуататорских» сословий…
      Недалеко от Уфы, в Стерлитамаке на 1910 г. работал кожевенный завод братьев Шуровых, Ивана и Андрея Киприановичей. Есть семья Шуровых там и сейчас, но корни мне их пока не известны.



      В сборнике «Самовары России» перечисляются все дореволюционные заводы, выпускавшие этот незаменимый тогда предмет кухонного обихода. И там я нашел предпринимателя Шурова. В Туле существовала фабрика по производству самоваров, принадлежащая Шурову Сергею Александровичу. «Паровая фабрика Шурова С.А.» проработала с 1913 по 1917-й.




      Причем, какое-то время до этого Шуров С.А. был компаньоном знаменитых братьев Баташевых. О судьбе этой семьи мне рассказала Ирина Шурова, живущая сейчас в Москве. Её прадед, Шуров Сергей Александрович, жил в Туле на Госпитальной улице (сейчас это улица Сакко и Ванцетти). Имел большой собственный дом (не сохранился) и большую семью – четырех сыновей, родившихся в предреволюционные годы. Для всей России 1917 год стал переломным, стал он таковым и для этой семьи Шуровых. Как и Уфимские Шуровы, Шуровы из Тулы были вынуждены, бросив почти всё, покинуть родные края. Поселились они в Московском пригороде, в поселке Салтыковка. Почему бросили почти всё? По семейной легенде, приехала семья Шуровых в Москву «с мешком золота»… Правда, «затеряться» в миллионной Москве получилось не у всех. В списке репрессированных «Мемориала» есть сын Сергея Александровича - Анатолий Сергеевич. Шуровы их этой семьи в настоящее время живут в Москве, в Балашихе и Балашихинском районе.
      В сборнике «Города Петра Великого» нашел информацию о Шуровых из Санкт-Петербурга, представителях купечества тогдашней столицы Российской империи. Там упоминается завод глиняной посуды М.С. Шуровой существовавший с 1848 года.




Вот и на Урале у Шуровых была фаянсовая фабрика. У Шуровых из Костино. Может и здесь подмосковные корни? И ешё в Санкт-Петербурге нашел купеческие следы – Бани купца Шурова. Возможно эти бани мужа госпожи М.С. Шуровой… Кстати, о Питере – Ленинграде. Видимо хозяин бани, купец Шуров оставил немалое потомство. На Пискарёвском кладбище 21 захоронение блокадников Шуровых. Но и, возможно они потомки профессора архитектуры Шурова М.А. по проекту которого, в 1886 году, на могиле трех жертв бироновщины А.П. Волынского, А.Ф. Хрущева и П.М. Еропкина сооружен монумент. Барельеф на монументе кстати, работы Александра Михайловича Опекушина, автора памятника Пушкину в Москве.



Монумент на могиле трех жертв бироновщины


В книге Виталия Дмитриевского «Шаляпин в Петербурге – Петрограде» есть фрагмент, в котором рассказывается о том, как великий русский певец гостил в Павловске (пригород Санкт-Петербурга) у органиста Императорской оперы Н.Н. Шурова. Профессор и органист Шуровы и их потомки вряд ли как-то связаны с моими Шуровыми, разный социальный статус в сословной России XIX века. Хотя, чего в жизни не бывает… Есть в Санкт-Петербурге Шуровы и среди современников. Хотя сейчас их там совсем немного, - в «Одноклассниках» зарегистрировано всего четверо. Как и другая столица - Москва, Санкт-Петербург был человеческим аккумулятором, поэтому их происхождение может быть и от тех, кто приехал в Питер после революции или войны.
      Вообще, процесс урбанизации - роста городов и переселение в них сельского населения в XIX, и особенно в XX веке затронул всё население России. Не обошел он стороной и представителей фамилии Шуров. До революции Россия была сословным государством, и Шуровы чаще всего были представителями крестьянского сословия. Причин переселения в города было много, одна из них безземелье. В многодетных семьях прокормиться «с земли» было сложно. Выход чаще всего один - перемена места жительства. А с началом активных капиталистических отношений, а потом и индустриализации, прямая дорога в город! В ближайший уездный или районный, губернский или областной центр. А часто и в Москву-столицу. И именно Москва аккумулировала представителей всех кустов проживания Шуровых. Наверное, у всех из них есть близкие или дальние родственники Шуровы, проживающие в Москве. К примеру, у меня там живет родной брат Игорь с семьёй. В «Одноклассниках» восемьдесят девять Шуровых указали родным городом Москву (Александровых более 11 тысяч).
       Одним из популярных туристических мест города Москвы является мемориальное Новодевичье кладбище. Хоронят там самых известных наших соотечественников. Есть там и Шуровы, - Евгений Григорьевич (1902-1968) и Софья Владимировна (1904-1981). Это муж и жена. Евгений же внук того Петра Шурова (1828 - 1888) из Закамышловского из под Екатеринбурга. О нём я рассказывал выше. Шуров Евгений Григорьевич родился 16.08.1902 г. в селе Закамышловское Камышловского уезда Екатеринбургской губернии. Во время I Мировой Войны, в 12 лет, сбежал из дома на фронт. Попал в плен. Был в немецком лагере Ровен-Брык. Вернулся из плена . В 1919 году вступил в ВКП(б). Учился на курсах уездных партийных работников. После курсов работал на Урале, в Средней Азии. Затем уехал на Дальний Восток. Там женился. Работал в г. Бочкарево, Хабаровске, Владивостоке редактором, главным редактором газет. В 1937 году приехал в Москву и работал собственным корреспондентом в ТАСС. В 1939 году на него был написан донос о том, что он приютил жену врага народа. Это была сестра его жены после того как ее выселили из квартиры из-за ареста мужа. в связи с этим ему пришлось уйти из ТАСС. Долгое время он был без работы. Во время войны был контужен после одной из сброшенных на Москву бомб. Ушел на фронт в 1942 году. В 1944 году был демобилизован по возрасту. Через некоторое время после возвращения в Москву стал работать в Совинформбюро , в отделе Балканских стран. Долгое время он был секретарем парткома Совинформбюро. Сейчас в Москве живут три дочери Евгения Григорьевича.




       Со слов Натальи Дупляковой (Шуровой), живущей сейчас в Богородске Нижегородской области, там же, на Новодевичьем кладбище, был похоронен старший брат её отца, Шуров Григорий Михайлович, бывший в 1920-е Председателем Всероссийского кооперативного банка. И Наталья, и её дядя родом из Смоленска. В интернете я не смог найти подтверждения данной информации, лишь в одной из стенограмм заседания Политбюро ЦК ВКП(б) встретил упоминание Шурова в связи с этим банком.



На фото 1925 г. Председатель Всероссийского кооперативного банка Шуров Григорий Михайлович (крайний справа) и его брат - Шуров Василий Михайлович (крайний слева)


       Но, отправимся подальше от столиц…
       В Забайкалье, в росписи Тарбагайской Зосимо-Саватиевской церкви с 1746 по 1779 год в Куйтунской деревне, упоминается «среди Новопоселенные ис поляков с их семейством» семья Шуровых: «Трофим Шуров, вдов, 62 л., ево дети: Степан, 18 л., Яков 17 л., мать ево вдова Ирина Ильина, 40 л.». А в 1795 году в Верхнеудинском округе среди старообрядцев поселенщиков (Семейских староверов), выведенных из Польши, в той же дерв евне Куйтун упоминается Степан Шуров 62 лет. Полагаю, что это тот же Степан, сын Трофима. Старообрядец! Вот он то возможно уже имеет отношение к моим Шуровым. Мои-то предки тоже старообрядцы. А с ними как было: выход из них возможен, а вот вход – почти никогда… Что ещё интересно, эти Шуровы жили сначала в Польше (точнее на территории современной Белоруссии, - это время первого Польского раздела 1772 года), а потом уже в Забайкалье. В самом начале своего рассказа я писал об Ивашке Шурове из Витебска 1713 года. Очень возможно, что Ивашка и Трофим Шуровы были родственно связаны друг с другом. И значит это всё, что скорее всего, потомки оставшихся в Белоруссии (и Смоленской области) Шуровых и потомки Шуровых живущих около Байкала, а такие сейчас есть и там и там, - родственники. Ну, и ещё, старообрядцы в Польшу (Белоруссию) попали, бежав от Российской имперской власти. Бежали откуда-то из Центральной России. Уж, не из Подмосковья ли? И вот, бежав от Московской власти, после разделов Польши, вновь оказались в пределах Российской Империи. В 2009 году я начал переписываться с Юрием Шуровым из Иркутска. Он мне написал о своём прадеде: Шуров Осип Иванович, родился в 1833 году, возможно, в Могилевской губернии, затем был сослан на вечное поселение в Забайкалье. Умер там в 1929 году в возрасте 96 лет. Тоже забайкальский Шуров, и тоже из Белоруссии. Совсем недавно он прислал мне рассказ своего дяди, написанный в 1976 году. В нём описывается история забайкальских Шуровых начиная с Осипа Ивановича. Жил он в Забайкалье в селе Дульдурга в 200 километрах от Читы (сейчас это Забайкальский край). Его ссылка из Могилевской области звучит как семейная легенда. И вполне может быть, что из Могилевской губернии (Польши) в Забайкалье был сослан (переехал) и не Осип Иванович, а (как я предполагаю) его предок (возможно дед) – Трофим Шуров из Куйтуна. От Куйтуна до Дульдурги 400 километрах (по прямой). По Сибирским и Забайкальским меркам – ерунда… Шуровы из этого куста живут сейчас в Чите, Иркутске, Благовещенске, Минске.



Известные мне Шуровы из Дульдурги


       Теперь о Шуровых в Белоруссии. Раскиданы они там по разным городам в небольших количествах. Но более всего их на востоке страны. Вот и в Забайкалье они с Могилевской губернии когда-то перебирались (или были сосланы). В Витебской области, в Оршанском районе, в деревне Дубровка концентрация Шуровых очень велика. Я предполагал, что именно от сюда часть белорусских Шуровых. По крайней мере Оршанских. Александр Шуров из Оршы подтвердил это. В «Одноклассниках» из Орши их десять человек! А городок-то небольшой. Хочется заметить, что Орша периодически административно была то в Могилевской губернии и области, то в Витебской области. Потому и Шуровы из Белоруссии, перебираясь в другие края, могли быть и Могилёвскими и Витебскими. Хотя в документах Великой Отечественной упоминается пять Шуровых из Могилёвской области, но все они из разных мест области. Никакой скученности проживания.

      Продолжение читайте в третьей части

      Часть первая

ЗДЕСЬ СПИСКИ ШУРОВЫХ, УЧАСТНИКОВ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

Шуров Олег Викторович
Московская область, город Шатура
17.12.2015

p.s. Возможно моя публикация заинтересовала кого-то из Шуровых, у кого есть дополнительная информация по теме рассказа. Пишите мне olsh07@yandex.ru