О старообрядцах и англичанах у истоков российского футбола и о «Знамени Труда»



          Во второй половине дня, 29 мая 2004 года я был на трибуне московского стадиона «Локомотив». Здесь должен был подведён итог второго по значимости футбольного турнира в стране – финал Кубка России по футболу. На поле должны были встретиться, не хватавшие с неба звёзд, самарские «Крылья Советов» и грозненский «Терек». Нечастый случай в истории нашего футбола, когда в финал пробилась команда - представитель низшего футбольного дивизиона. До этого в 1969 году львовские «Карпаты» из Первой лиги пробились в финал и взяли Кубок СССР и в 1962 году Орехово-Зуевское «Знамя Труда» из Класса «Б»…
          В тот год «Знамя Труда» прозвали «потрошители». На пути к финалу любители из Орехово-Зуево обыграли «Волгу» (Калинин) – 2:1, «Текстильщик» (Иваново) – 4:1, «Спутник» (Калуга) – 4:0, «Спартак» (Ленинград) – 5:0, «Динамо» (Ленинград) – 3:1…
          Одним из лидеров команды был правый защитник и по совместительству электрик хлопчатобумажного комбината Василий Чавкин. Он до 2004-го продолжал работать в клубе, был начальником команды. Василий Ильич Чавкин вспоминал: «В 1/8 финала розыгрыша кубка СССР-1962 «Знамя Труда» играло дома с московским «Спартаком». В 1962 году «Спартак» стал чемпионом страны и приехал в Орехово основным составом – Ивакин, Логофет, Крутиков, Дикарев, Масленкин, Севидов, Рейнгольд, Хусаинов… Не было только Игоря Нетто. Руководство нашего хлопчатобумажного комбината просило проиграть спартаковцам «достойно», не получить 0:5. Но «Знамя Труда» победило!... В 1/4 финала перед игрой с кировобадским «Динамо» к ореховцам подходили азербайджанцы и предлагали очень большие деньги за то, чтобы те сдали матч. «Мы всё можем купить. У нас всё есть – квартиры, машины, женщины, - но нет звания «Мастер спорта»… Но футболисты «Знамя Труда» тоже мечтали о тогда очень почетном звании и победили кировобадцев 1:0». Полуфинал с ереванским «Спартаком» федерация футбола решила провести в Москве, и на трибунах собралось более 80 тысяч зрителей. В упорнейшей борьбе (1:0) в финал пробились подмосковные футболисты.



Программки на полуфинал и финал





          В финале их ждал обладатель Кубка СССР прошлого года донецкий «Шахтёр». Нынешние «Лужники», а тогда Большая арена Центрального стадиона имени В.И. Ленина, были заполнены битком – 104 тысячи! Из них очень и очень многие приехали из Орехово-Зуево и района. Все утренние электрички в Москву в тот день уходили переполненные. Ехали в предвкушении: «Орех не расколоть!»




Увы, но на финал у «Знамя Труда» сил не хватило, обладателем кубка стал «Шахтёр», а орехово-зуевцам были присвоены звания тогда очень высокие звания «Мастеров спорта СССР по футболу».



Московский областной спорткомитет за успешное выступление в розыгрыше Кубка СССР 1962 года наградил футболистов команды наручными часами с выгравированной фамилией их владельца, послал по окончании сезона на товарищеские матчи в Финляндию. Как рассказывал Василий Чавкин, попав впервые за границу, ореховцы экономили суточные, продавали финнам привезенную с собой водку и затарились модными в то время болоньевыми плащами, носками и зажигалками. Хлопчатобумажный комбинат каждому игроку выделил по вельветовой накидке на телевизор. Никаких премиальных не выписали. Зарплата осталась прежней. Игрок основного состава получал 140 рублей в месяц, запасной — 120. За звание мастера спорта стали доплачивать червонец…




Финалист Кубка СССР 1962 года команда «Знамя Труда» (Орехово-Зуево)
Сидят (слева направо): Н. Шаров, Е. Крылов, В. Воропаев, А. Хомяков, А. Пименов, В. Никифоров, Ю. Никифоров. Стоят: В. Леонидов, Василий Чавкин, А. Хорлин, Ю. Балашов, М. Захаров, В. Ишутин и старший тренер Александр Григорьевич Ильичев.


          Но вернёмся в год 2004-й, на финальный матч Кубка России «Крылья Советов» - «Терек». Перед началом матча была объявлена минута молчания. Каково же было моё (возможно не только моё) удивление, что она была посвящена погибшему 9 мая, в результате теракта, главе Чечни Ахмат-Хаджи Кадырову. Прошло ведь уже больше трех недель с его гибели…
          Я же был уверен что на этом матче ОБЯЗАТЕЛЬНО будет минута молчания. Но совершенно по другому поводу…
          В первой половине этого субботнего дня я был на другом стадионе. В подмосковном Орехово-Зуево. Трибуна была заполнена, но футбола в это день здесь не было. На стадионе была гражданская панихида. В центре поля стояло восемь гробов… Орехово-Зуевцы прощались с ребятами из футбольной команды «Знамя Труда».



          27 мая 2004 года случилась трагедия. В автомобильной катастрофе разбилась команда «Знамя Труда» (Орехово-Зуево), на клубном автобусе ПАЗ направлявшаяся в пригород Щёлково (посёлок Загорянский) на очередной календарный матч первенства России среди ЛФК (третий дивизион, зона «Московская область, группа А) с командой «Звезда». Авария, произошедшая на Горьковском шоссе, неподалёку от деревни Ожерёлки, унесла жизни девяти человек, ещё девять, ехавших в автобусе футболистов, получили тяжёлые травмы. Согласно материалам расследования, на 82-м километре Горьковского шоссе автобус «ПАЗ», перевозивший спортсменов и руководство команды, врезался в трейлер «Вольво», перевозивший цианид натрия. Фуру развернуло на шоссе, и на переднюю часть автобуса упал 20-тонный контейнер. Восемь человек погибли на месте, один умер в больнице спустя несколько дней.
          Это имена погибших футболистов и работников клуба, навсегда оставшихся в памяти болельщиков команды «Знамя труда» и жителей города Орехово-Зуево. Среди них и Василий Чавкин… Светлая им память!

Смирнов Дмитрий Александрович, генеральный директор клуба,

Хныкин Вадим Петрович, главный тренер,

Пашков Борис Николаевич, начальник команды,

Мамонтов Александр Алимпиевич, водитель автобуса,

Чавкин Василий Ильич, ветеран клуба, финалист Кубка СССР 1962 года

Футболисты:

Сухов Павел Станиславович, капитан команды,

Тынянов Александр Николаевич, вратарь команды,

Бусурин Роман Николаевич,

Тутиков Владимир Владимирович.

          В 2006 году на стадионе «Знамя труда» был установлен памятника, посвящённый трагедии. Автор, местный художник Михаил Фиохин.






          Тогда же, у бывшего игрока «Знамя Труда» Сергея Бондаря возникла идея построить храм. В 2009 году началось его возведение. Деньги на храм собирали «всем миром». Перечисления сделали 30 футбольных клубов России. И 26 мая 2013 года был освящен Храм Георгия Победоносца (РПЦ), в память трагической гибели игроков и работников клуба «Знамя Труда». Старейшего в России футбольного клуба, основанного в 1909 году.






          В августе 1997 года в стране широко отмечалось столетие Российского футбола. Первый официальный футбольный матч в истории России состоялся в Петербурге 12 октября 1897 года на плацу Кадетского корпуса. В честь этого юбилея был проведён товарищеский матч сборной России со сборной Мира. Были выпущены юбилейные монеты… Но, достоверно известно, что в футбол в России играли задолго до этого.
          Мало кто знает, что футбольный клуб «Знамя Труда» - старейший в России. Основан он в 1909 году. Долгое время в нашей стране принято было считать, что центрами развития футбола в России были портовые и вообще крупные города — Санкт- Петербург, Москва, Одесса, Харьков, Киев, Ростов-на-Дону. Однако настоящей футбольной Меккой того времени на самом деле был маленький поселок Орехово Богородицкого уезда Владимирской (позже фабричный центр Орехово-Зуево Московской) губернии.
          Это до сих пор центр крупной старообрядческой области Гуслицы, и именно старообрядцы – в кооперации с англичанами — и выступили тогда основоположниками российского футбола.
          Первый футбольный матч в Орехово-Зуево, согласно мнению исследователя Владимира Лизунова, состоялся в 1888 году. Эта дата основана на мемуарах директора Морозовской фабрики Гарри Гарсфилда (Андрея Васильевича) Чарнока, который приглашал к работе в России иностранных специалистов, умеющих играть в футбол. Главным продюсером российского футбола было семейство англичан Чарноков.


Гарри Горсфилд (Андрей Васильевич) Чарнок


          Гарри Гарсфилд Чарнок, работавший в начале ХХ века директором фабрик Викула Морозова: "В 1887 году мой брат, бывший член клуба "Блэкберн Роверс" (один из сильнейших клубов, выигравший в 1884-1887 г.г три кубка Англии подряд), предпринял попытку организовать футбольную команду в Московской губернии.


1884 год - "Блэкберн Роверс" впервые выиграл Кубок Англии


После его отъезда команда распалась. Следующая попытка возродить футбол - в 1897 году - была предпринята мною и британскими служащими фирмы, директором которой я был. Футбольные клубы были организованы в районе Орехова-Зуева... К сожалению, спустя 3 или 4 года футбольная жизнь в России замерла. Это объяснялось тем, что энтузиасты футбола наталкивались на сопротивление, питаемое религиозными убеждениями; старообрядцы считали всякие игры греховным занятием. Среди директоров моей фирмы были старообрядцы, которые нисколько не одобряли моих усилий... Когда молодежь стала играть в футбол, ей пришлось преодолевать сильное сопротивление со стороны родителей, которое особенно усилилось, когда выяснилось, что играть придется в трусах до колен… Бурные протесты капитана команды, англичанина, строго соблюдавшего все условности, оказались тщетными. Перед началом первого матча он решился на крайние меры. С помощью двух членов комитета, вооружившись ножницами и меркой, он запер уже одетых игроков в раздевальной и обрезал штанины до нужной длины… Первая форма орехово-зуевцев была бело-голубой: голубые майки и белые трусы. Точная копия формы клуба «Блэкберн Роверс», первые образцы которой братья Чарноки привезли из Англии.


1912 г. "Блэкберн Роверз" - чемпион Англии


          Первый из Чарноков, отец большого семейства, состоявшего из шести сыновей и дочери, обосновался в России еще в середине XIX века и работал директором хлопчатобумажной фабрики у текстильного магната Н.Н. Коншина в Серпухове. Его дети, родившиеся в России, хорошо знали русский язык, а также местные обычаи и нравы. Не случайно, что сыновья, получив, как и отец, текстильное образование в Англии, возвратились в Россию, где продолжили семейную профессиональную традицию.
          Одним из главных организаторов знаменитой и долгое время непобедимой футбольной команды Клуб спорта «Орехово» (КСО) стал Гарри Чарнок, занявший в начале ХХ века по приглашению Товарищества мануфактур «Викула Морозов с сыновьями» должность исполнительного директора на бумагопрядильной фабрике в местечке Никольском, что недалеко от Орехово-Зуева. По семейной традиции он стал именовать себя на русский манер и поэтому больше известен как Андрей Васильевич Чарнок. Кроме Гарри за команду долгое время выступали и другие «ореховские» Чарноки — Джеймс (Яков Климентьевич) и Уильям (Василий Васильевич) — он же «Рыжий Вилли».


Чарнок Джеймс (Яков Климетьевич)


          Последний оставил очень заметный след в истории российского футбола. В течение нескольких лет он наводил ужас на защитные порядки соперников, забив в матчах первенства Москвы, а также междугородних и международных встречах более 100 мячей (по правде, главный российский клуб бомбардиров должен называться не именем Федотова, а именем Рыжего Вилли). Два представителя семейства Чарноков обосновались в подмосковном Серпухове: в 1909 году Товарищество мануфактур Н.Н. Коншина пригласило на должности директоров хлопчатобумажных фабрик Эдуарда Васильевича и Климентия Васильевича Чарноков. Несмотря на солидную отдаленность Серпухова от Орехово, оба брата некоторое время выступали за КСО. Кроме того, Климентий Чарнок стал известен тем, что в 1912 году вошел в состав Совета Московской футбольной лиги. В старообрядческих Гуслицах тогда наблюдался настоящий футбольный бум (которым не могли похвастаться ни Москва, ни Питер).


1908 г. КСО «Морозовцы»


          В своей книге "Воспоминания британского агента", изданной в 1932 г. в Лондоне, ее автор Р.Б. Локкарт писал, что братья Чарноки убедили хозяев Никольской мануфактуры Морозовых-Викуловичей организовать в Орехове-Зуеве футбольные команды с целью отвлечения рабочих от пьянства. Это справедливо. И в самом деле, вотчина Морозовых по части пьянства лидировала в центральном районе России. Не потому ли в 1897 году вдобавок к футболу фабриканты совместно с духовенством образовали в Орехове-Зуеве первое в России общество трезвости? Несмотря ни на что, футбол пробивал себе дорогу, завоевывая новых и новых поклонников. Игра была близка и понятна рабочим, по самому своему духу была сродни русскому характеру.
          Так, в Орехове-Зуеве каждая казарма имела свою футбольную площадку. Играли во дворах, на пустырях и лужайках. Много было так называемых «диких» команд, из которых черпали резерв «морозовцы». В орехово-зуевскую лигу первоначально входило 24 футбольных кружка, а в 1912 году их уже было 29. Она была самой крупной футбольной лигой в России. Лига имела 30 футбольных плацев. В неё также входили футбольные команды (кружки) из других старообрядческих городков — Глухова, Павловского Посада, Дрезны, Ликино, Дулева, Городищ.
          Футбол стал настолько популярен в вотчине Морозовых, что в него играл и стар, и млад. В 1912 году при клубе КСО был образован целый ряд детских команд — у них было своё футбольное поле уменьшенного размера. В июне этого же года была образована Орехово-Зуевская детская футбольная лига, включавшая в себя 12 команд с птичьими названиями: Павлин, Ворон, Ласточка, Перепел, Кобчик и т.д. Это была первая детская футбольная лига в России.
          Но футбольные команды имели не только Морозовы, но и другие известные старообрядческие купцы. Так, владелец фарфоровых предприятий М. С. Кузнецов («кузнецовский фарфор») содержал 4 команды футболистов, фабрикант Смирнов из Ликина имел 3 команды, купцы Зимин, Муравьев, Лабэ-Грызлов – по 2, и т.д.
          Старожилы рассказывали, как Чарноки однажды разметили футбольное поле на поляне около 3-й железнодорожной будки, и будто бы сам Иван Викулович Морозов приезжал смотреть эту затею и был немало позабавлен "усатыми и бородатыми мальчиками, игравшими в мячики на английский манер". Игроками этой первой футбольной команды были О. Хаваев, В. Мишин, Н. Макаров, А. Кынин, П. Чичваркин, М. Савинцев, А. Кононов, а также англичане Гейвуд, Бертель, Дункерлей, Томлинсон, Чарноки и другие.
          Уже в 1908 году на местной площадке впервые в спортивной борьбе встретились местные футболисты и англичане, служившие на фабриках В. Морозова. Выиграли тогда англичане, но через год русские взяли реванш. Футболистов из клуба при фабрике В. Морозова москвичи впервые увидели 30 августа 1909 г. Тогда орехово-зуевцы победили футболистов из клуба «Сокольники» на их поле со счетом 2:1. В отличие от московских футбольных клубов, орехово-зуевский не имел своего устава. И лишь в ноябре 1909 г. устав "Клуб-Спорт "Орехово" (морозовцы) был утвержден владимирским губернатором Г. Сазоновым.



1909 Футбольная команда Орехово-Зуево. Гарри Чарнок находится посредине второго ряда


          Первым президентом "Клуб-Спорт "Орехово" был избран А.В. Чарнок, вице-президентом - С.С. Куприянов, секретарем - И.И. Бодров. Цели работы клуба были довольно большими, а именно: распространение существовавших и не запрещенных законом Российской империи видов спорта, как-то игр: фут-бол, лаун-теннис, крокет, крикет и других, а также велосипедного, конькобежного, лыжного и атлетического спорта и сближение спортсменов. Для достижения этих целей Клуб устраивал музыкальные и танцевальные вечера, спектакли, балы, праздники, состязания и другие увеселения, певческие хоры и оркестры, а также разные гонки. Действительными членами Клуба были исключительно служащие на фабриках Викула Морозова обоего пола. Из числа членов Клуба была образована специальная футбольная секция. Средства Клуба составлялись из взносов его членов, пожертвований и сборов от массовых мероприятий.
          Летом 1910 года состоялось учредительное собрание Московской футбольной лиги (МФЛ).



Избранный комитет лиги разделил на 3 категории команды, вошедшие в МФЛ. В первую категорию вошли команды Сокольнического клуба спорта (СКС), общества "Унион", кружка "Сокольники", "Клуб-Спорт "Орехово", Замоскворецкого клуба спорта (ЗКС). До 1914 года лучшим плацем в МФЛ была площадка в парке народного гуляния господ Морозовых в Орехове-Зуеве, сооруженная в 1909-1910 гг. на средства Морозовых. Первый товарищеский матч на этом плацу состоялся 27 июня 1910 года с командой Британского клуба спорта и закончился победой "морозовцев" со счетом 7:3. 8 августа эти команды встретились снова, но уже в официальном поединке. Опять выиграл КСО (Клуб-Спорт "Орехово") со счетом 4:0. Это было первое поражение БКС за все его существование. До этого команда англичан считалась непобедимой.


27 июня 1910 г. Открытие площадки в парке господ Морозовых.
Команда КСО «Морозовцы» перед выходом на поле в матче с московской командой БКС (счет 7:3 в пользу КСО)



1910 г. Парк господ Морозовых. Команда КСО «Морозовцы»
Слева направо: сидят - А. Томлинсон, Н. Кынин, А. Акимов, Я. Чарнок, Н. Макаров, В. Чарнок, Дикин, П. Чичваркин, А. Мишин, Гейвуд; в центре сидят – 3-я слева М.И. Свешникова, 4-й А.В. Чартнок; стоят – А.Д. Кынин, К.А. Угрюмов, М.М. Щукин, Сизов, А.А. Кононов, Крылов, И. Бодров, С. Куприянов.



          Первый сезон МФЛ открыла играми в августе 1910 года. К этому времени для первых команд лиги был учрежден кубок господина Р. Ф. Фульда. Розыгрыш этого кубка был по сути чемпионатом Москвы. Команда "морозовцев" была единственной иногородней, но также числившейся как московская. Именно она в 1910 году стала первым чемпионом МФЛ и одновременно обладателем кубка Фульда.


1910 г. КСО «Морозовцы» с кубком Фульда.
Стоят: М. Савинцев, Н. Кынин, Н. Макаров, А. Кононов. Сидят в центре: А. Томлинсон, Я. Чарнок, В. Чарнок, А. Акимов. Сидят: А. Мишин, В. Мишин.



Такого же успеха команда КСО добилась в 1911, 1912 и 1913 годах. "Морозовцы" совершили настоящий спортивный подвиг в те далекие годы. До сих пор ни один русский и советский клубы не становились чемпионами и одновременно обладателями кубка четыре года подряд. Некоторые утверждают, что КСО выигрывал за счет того, что имел лучшую спортивную базу и английских игроков, составлявших чуть ли не половину команды. То, что спортивная база у "морозовцев" была лучшей, чем у других команд лиги, сомнению не подлежит. Команда и база содержались на щедрые средства Морозовых. А в отношении англичан утверждения несправедливы. Ведь соперники КСО по лиге в своих составах тоже имели иностранцев. Например, клуб БКС сплошь состоял из англичан; "Унион" состоял из немецких футболистов, а клубы СКС, ЗКС и КФС также имели в своем составе иностранцев. Руководство русского футбола состояло из иностранцев: Торнтон, Вашке, Фульда, Бейнс, Бертрам, Казалет, Мусси, Вентцелли и т.д. А если взять состав команды КСО, то в 1910 году за него играло 5 англичан, в 1913 году - три, а в 1914 году - два. По этому поводу писал и А. В. Чарнок: "Успехи орехово-зуевской футбольной команды отчасти объяснялись участием английских служащих в тренировке и играх... Но следует учесть также, что они еще раньше имели достижения в других видах спорта. Русские, как правило, обладающие хорошим физическим развитием и выносливостью, были отличными учениками". "Команда "морозовцев" - это гроза для всех команд России", - говорил проставленный ветеран футбола Батырев. Многие футболисты из КСО играли за сборные команды Москвы и России. Это Вилли и Эдуард Чарноки, Томлинсон, Макдональд, а также русские: В. Мишин, А. Мишин, Н. Кынин, А. Акимов, А. Степанов и др. "Морозовцы" неоднократно встречались с лучшими командами России, такими, как Меркур, Унитас и Коломяги. Были проигрыши, но большей частью выигрыши.


28 октября 1912 г. КСО «Морозовцы» перед матчем с ЗКС


1912 г. КСО «Морозовцы» перед матчем с финской командой


1913 г. КСО «Морозовцы» после победного (9-3) матча с «Новогиреево»


1913 г. КСО «Морозовцы» выигравшие первенство Москвы и Кубок Р.Ф. Фульда. Во втором ряду: В. Чарнок (третий слева), Э. и Я. Чарноки (пятый и шестой слева).


7 апреля 1914 г. Матч КСО «Морозовцы» - «Лондонский университет»


          Духовным гуру Чарноков и вообще российского футбола выступал вице-консул Англии в Москве Роберт Брюс Локкарт и по совместительству чемпион Москвы 1912 года (как настоящий спортсмен, он умер в возрасте 83 лет, в 1970 году).
В своей автобиографической книге «История изнутри. Мемуары британского агента» он так описывает обстоятельства, приведшие его в ореховскую футбольную команду: «Почти что первыми англичанами, которых я встретил в Москве, были братья Чарноки. Оба были ланкаширцами и связаны с хлопчатобумажной промышленностью. В то время Гарри, младший брат, был директором хлопчатобумажной фабрики в Орехово-Зуеве Владимирской губернии. Орехово-Зуево являлось одним из наиболее беспокойных промышленных центров, и там Чарнок, в качестве противоядия водке и политической агитации, ввел футбол. Организованная им заводская команда была в то время чемпионом Москвы. Обо мне в кругах английской колонии ходили слухи, что я — блестящий футболист, вероятно, потому, что меня спутали с моим братом. Не справляясь о том, какой вид игры я практикую — круглым или овальным мячом, Чарноки попросили меня вступить в состав «морозовцев», как называлась их заводская команда. Позднее, когда я ближе познакомился с этими северянами, я понял, какие они прекрасные ребята. А Чарноки с тех пор сделались моими верными друзьями, и я всегда считал мой футбольный опыт с русским пролетариатом самой ценной частью моего русского воспитания. Я боюсь, что опыт этот принес мне больше пользы, чем моему клубу. С трудом я справлялся с порученным местом в команде. Несмотря на это, матчи были очень интересны и вызывали огромный энтузиазм. В Орехове нам приходилось играть перед толпой в 10-15 тысяч человек. За исключением проигрышей иностранным командам, мы редко проигрывали».
Не было ни одного спортивного журнала в России, на страницах которого почти в каждом номере не упоминалось бы Орехово-Зуево. Популярны были и ореховские спортсмены, и руководители спорта. Так, в только что образованном Всероссийском футбольном союзе казначеем стал ореховец А. К. Коконов, а кандидатом в члены правления избрали тоже "морозовца" А. Д. Кынина, который судил футбольные матчи МФЛ, а позднее был директором главного стадиона в Орехове-Зуеве. Звезды первой величины Николай Кынин и Анатолий Акимов выступали на Олимпийских играх 1912 года за первую олимпийскую футбольную команду России. В 1914 году 7 апреля в Орехове-Зуеве произошло крупное событие: в местечке Крутое (Вотчина Викула Морозова) был открыт новый футбольный стадион. Строился он под руководством англичан на средства Ивана Викуловича Морозова, главы Никольской мануфактуры В. Морозова. Открытие стадиона состоялось с молебствием и "водосвятием". Стадион вмещал более 10 тыс. человек. Футбольное поле этого "морозовского" стадиона долгие годы считалось лучшим в России. В тот день в игре с командой Лондонского университета "морозовцы" уступили со счетом 1:5. Хорошо отлаженная спортивная машина в Орехове-Зуеве стала давать сбои с началом первой мировой войны. На поля сражений ушли ведущие игроки КСО: А. Мишин, братья Кынины, М. Савинков, С. и П. Масловы, А. Волков и многие другие. Орехово-Зуевская футбольная лига тоже стала терять многих своих спортсменов. Жизнь в связи с войной резко ухудшилась, начался кризис в экономике и промышленности.


1915 год - КСО "Морозовцы"


Роберт Брюс Локкарт


          Впереди был революционный 1917 год…
          Крайний хавбек КСО Роберт Брюс Локкарт на некоторое время был вынужден прервать свою подвижническую футбольную деятельность, однако вскоре – в 1918-м, он вновь вернулся в Россию, на более высокую должность – главой дипломатической миссии Англии. Как известно, его главной целью тогда было сорвать заключение сепаратного мира между Германией и Советской Россией, он оказался замешанным в так называемом «заговоре послов», известном также под названием «заговор Локкарта». Его разоблачение стало фактически первой серьезной и заранее спланированной операцией молодой советской спецслужбы — ВЧК.
В ходе этой операции чекисты сумели подставить Локкарту двух своих секретных сотрудников из числа командиров латышских воинских формирований Я.Берзиня и Я.Буйкиса. На конспиративной встрече с ним латыши высказали нежелание воевать за большевиков, потому английский дипломат и решил использовать их в своих интересах. В надежде на то, что с помощью измены латышских стрелков, охранявших Кремль, удастся свергнуть правительство Ленина, Локкарт передал Берзиню и Буйкису 1 млн 200 тыс. рублей для подкупа других латышских командиров. Он же познакомил их с офицером английской разведки, небезызвестным Сиднеем Рейли, который, по сути, и был главной движущей силой заговора против РСФСР.
          В результате Локкарт оказался арестован чекистами и провел несколько дней сначала на Лубянке, а затем в Кремле. Вскоре чемпион Москвы по футболу за действия, несовместимые со статусом дипломата, покинул Россию (но свои тайные дела на этом он не закончил — в годы Второй мировой войны Роберт Брюс Локкарт руководил политической разведкой МИД Великобритании, а также возглавлял Комитет по вопросам пропаганды и разведки).
Однако история шефства англичан над российским футболом на этом не закончилась. Практически сразу после введения НЭПа в Москве открывается английская торговая миссия во главе с Робертом Ходжсоном. Среди сотрудников миссии многие москвичи — представители дореволюционного делового мира узнавали хорошо им знакомых англичан, имевших ранее в России свой бизнес. Например, тогда же на московских улицах стали встречать и Эдварда Паркера (Эдуарда Васильевича) Чарнока, прибывшего в качестве секретаря британской торговой миссии. Он не был в России с мая 1917 года.
          Немного позже, когда между Великобританией и СССР установились дипломатические отношения, чемпион Москвы по футболу Э. Чарнок становится секретарем дипломатической миссии в Москве. Однако он решил не ограничивать себя выполнением только этой функции. Хорошее знание России и русского языка помогло ему сочетать сразу два вида деятельности, то есть быть одновременно и дипломатом, и разведчиком.
          Кроме того, тогда же, в 1922 году в Россию вернулась ещё целая плеяда «московских футболистов», а по совместительству членов британской разведки — Бойс, Росс, Фаринэ и Макферсон.
          Взять, например, «Артура Артуровича» Макферсона. Он являлся сыном «Артура Давыдовича» Макферсона — первого председателя Всероссийского футбольного союза, а до 1917 года числился нападающим петербургского футбольного клуба «Нева».
          Примерно в это же время ещё один представитель футбольного мира Петрограда оказался замешанным в шпионской истории. Это был Пётр Соколов, бывший игрок питерских команд «Удельная» и «Унитас» и член сборных Петербурга и России, участник Олимпийских игр в Стокгольме 1912 года. В 1918 году он перебрался в Финляндию, где попал в поле зрения английской спецслужбы. Англичан привлекла, прежде всего, физическая выносливость бывшего русского спортсмена (он быстрее всех в сборной России по футболу пробегал стометровку), которого решили использовать в качестве курьера для связи между резидентурой их разведки в Гельсингфорсе и разведчиком-нелегалом в Петрограде, Полем Дюксом. Зимой, например, «футболист» Пётр Соколов бегал с зашифрованными бумагами запазухой по льду Финского залива.
          Развернулся и Чарнок. Арестованный работник Госбанка Евреинов, который в течение 8 лет тайно снабжал секретной информацией английского разведчика Роберта Ходжсона, позднее вспоминал: «С Чарноком я неоднократно встречался, и тот обычно ко мне назойливо приставал с просьбой познакомить его с каким-нибудь военным или добыть точные сведения о бюджете Красной Армии».
          Одним из первых, с кем Чарнок восстановил прежние связи, стал Владимир Иванович Цилли, бывший член правления Товарищества мануфактур Н.Н.Коншина в Серпухове. Однако наиболее тесные контакты у того сложились с сыном Цилли, Алексеем, тоже «футболистом». Известно такое письмо Алексея Цилли: «Многоуважаемый Эдуард Васильевич! Считаю нужным сообщить Вам следующее: через Афганское посольство в Москве направляются через Бухару в Афганистан германские инженеры-электротехники для устройства электростанций. Это явление носит систематический характер. На заводе «Промброня» идет сейчас сборка германских аэропланов… Запчасти прибывают из Петроградского порта. Собрано уже не менее 80 аэропланов. Один отряд, охраняющий Петроград, имеет 60 новых машин типа «Фоккер». Если Вы пожелаете узнать состав администрации завода, его состояние, мощность, а также конструкцию выпускаемых аэропланов, а также деятельность заводов «Дукс» и прочих, то я смогу кое-что для Вас сделать в данном отношении через лиц, непосредственно служащих в «Промброне» и на других заводах, «Добролете» и Управлении воздушным флотом… Сведения, если таковые потребуются, доставлю, не появляясь в миссии… Это письмо я прошу Вас уничтожить». (Оба Цилли, пойманные в конце концов ОГПУ – и старший, и младший, получили всего 1 и 3 года лагерей соответственно; советская власть тогда отличалась гуманизмом). Но не стоит думать, что «Эдуард Васильевич» занимался в советской Москве только шпионажем. Каждые выходные он обязательно играл в футбол возле Крымского моста, а также был официальным арбитром московской футбольной лиги и тренером футбольной команды «Трёхгорная мануфактура».
          В 1927 году Чарнок покинул СССР. Однако его брат Гарри («Андрей Васильевич») Чарнок, бывший директор бумагопрядильной фабрики Товарищества мануфактур «Викула Морозов с сыновьями», основатель знаменитой футбольной команды Клуб спорта «Орехово» сотрудничал с Москвой до 1947 года (после 1918 года он числился уже «английским бизнесменом»). Его лучшим другом в Москве был председатель Всероссийского текстильного треста В.П.Ногин. А в годы Второй мировой «футболист» «Андрей Васильевич» занимался поставкой текстильной и обувной продукции в Москву в рамках ленд-лиза (в частности, это именно он пробил поставку нескольких миллионов пар американских сапог для красноармейцев).
          Гарри Чарнок до самой смерти продолжал заниматься «футболом». Например, в 1946 году он после визита в Англию динамовцев Москвы выпустил брошюру «Динамо и всё вокруг него». В ней он был представлен как «вице-президент Московской футбольной лиги».
После революции футбольная команда из Орехово-Зуево выступала под разными названиями. «Знаменем Труда» же именуется с 1958 года (с 1992 по 2002 г. другие названия).
          Сейчас «Знамя Труда» крепкий середняк второго дивизиона, а любимый братьями Чарноками «Блэкберн Роверс» прочно осел в Чемпионшипе, втором по значимости дивизионе Англии.

В подготовке материала использовалась книга Владимира Сергеевича Лизунова «МОРОЗОВЦЫ» (страницы истории отечественного футбола). Орехово-Зуево, 1992
и статья в «Нашем Подмосковье» - «Храм в память о спортсменах России» от 3.7.2013


Шуров Олег,
Шатура, 1 августа 2015 г.



У "Знамени Труда" в 2004-м был свой автобус "МАН", однако в злополучный день он ремонтировался после того, как накануне в него кто-то врезался. Поэтому футболистам выделили ПАЗик клубной спортшколы...